Будьте с нами!


Интернаты по-прежнему закрыты...

30 Июня 2019


Выступление исполнительного директора «Перспектив» Екатерины Таранченко на состоявшемся 24 июня специальном заседании Совета по правам человека при президенте РФ. На заседании шла речь о соблюдении прав человека в психоневрологических интернатах (ПНИ) и о реформировании системы жизнеустройства граждан с психофизическими и ментальными нарушениями.


Екатерина на СПЧ 2019

– Я говорю здесь от имени тех людей, которые сами не могут говорить, не могут двигаться; тех людей, которым мы помогаем более 20-ти лет. 20 лет назад в психоневрологических интернатах ежегодно умирал каждый пятый житель. Сейчас ситуация изменилась, но по-прежнему при проверках, при общественном мониторинге выявляется большое количество нарушений базовых прав человека.

Среди причин, почему это происходит, нам видится в первую очередь сегрегация и изоляция людей в ПНИ. Интернаты по-прежнему закрыты на вход для обычных людей. Это означает, что нельзя проследить за тем, что происходит с проживающими в интернате. Когда нарушаются их права, у них нет возможности получить независимую защиту извне. Большая часть людей ограничена в свободе передвижения - они не выходят из комнаты, из отделений. Подавляющая часть людей не выходит наружу, за территорию интерната. Это связано с трактовкой законодательства о психиатрической помощи, законодательства о дееспособности. И, в конце концов, интернат обладает монополией на оказание гражданам всех услуг - медицинских, образовательных, услуг по реабилитации и так далее, хотя зачастую ПНИ не обладают ни штатными единицами, ни специалистами, ни зарплатами, ни помещениями. У большинства сограждан, проживающих в интернатах, в их индивидуальных программах указывается, что исполнителем всех видов услуг является интернат – при полном отсутствии условий для их оказания.

Соответственно, людям не нужно выходить вовне, чтобы получить какие-то услуги - по идее, они их получают в ПНИ. Таким образом, получаем законсервированную стабильную систему, когда про людей ничего не знают и они не могут выходить - государство считает, что они не нуждаются в этом. И мы приходим к ключевой проблеме, что интернат по прежнему является представителем граждан, проживающих в нем, а они, в свою очередь, не могут получить независимую правовую защиту и представительство.

Что нужно сделать, чтобы эту систему изменить? В первую очередь, это принятие законопроекта, который позволит иметь внешних опекунов, принятие законопроекта по защите прав пациентов. Кроме того, необходимо обеспечить адекватные условия для взаимодействия и входа волонтерских организаций в ПНИ. Именно волонтерские организации, например, наша, компенсируют дефицит защиты со стороны общества, дефицит контроля, дефицит общения и дефицит всех разнообразных услуг. При том, что волонтеры не профессионалы, сейчас уже есть стандартизированные схемы подходов к обучению волонтеров. И они дают все, что не может дать государство в виде так называемых специализированных услуг.

Также, во избежание неправомерного ограничения людей на передвижение, нам кажется крайне важным, чтобы Министерством труда, Министерством здравоохранения, Верховным судом были выпущены разъяснения, как необходимо применять законодательство о психиатрической помощи. В частности, на наш взгляд, надо отметить, что ограничение передвижения – по закону о психиатрической помощи -- не должно касаться жителей интернатов, потому что интернат - это место их жизни, это не больница. Если люди находятся в остром состоянии, они должны быть в больнице, и там возможно применять те ограничения, которые показаны по их состоянию здоровья.

Помимо этого, много ограничений связано со статусом недееспособности. Сейчас в интернатах (это подтверждает наш опыт) существует практика трактовки недееспособного человека как лица, лишенного права принимать вообще какие-либо решения, включая покупку носков, личных вещей, не говоря уже о том, чтобы куда-либо выходить по своей воле даже в пределах интерната.

Что касается выхода за пределы интерната, есть позиция Верховного суда, что недееспособный человек не может выходить за пределы интерната без наличия сопровождающего - представителя самого интерната, как представителя опекуна. Но штатов интернатов не хватает даже на обслуживание людей внутри, что уж говорить о сопровождении вовне?! В итоге, вот эти 70% запертых людей, а в некоторых интернатах и все 100%, находятся в законсервированных учреждениях. И эту трактовку Верховного суда необходимо, на наш взгляд, изменить, и в достаточно безопасном сопровождении выпускать людей наружу. Например, в сопровождении представителей НКО.

И соответственно, проблема монополизации предоставления услуг. Нам видится абсолютно необходимым сделать так, чтобы в интернатах стали оказывать только базовые услуги по уходу. Медицинские, образовательные и реабилитационные услуги могут оказывать подопечным организации, которые не связаны с администрацией ПНИ.

И последнее, что я хотела сказать - по поводу строительства. По нашему опыту, по анализу штатных расписаний ПНИ, примерно 92% штатов - это административно-хозяйственный персонал. Только 8% занимается непосредственно с людьми. При этом выявлена скученность людей и условия, унижающие достоинство проживающих в этих интернатах. И мы имеем систему расходования денег, нацеленную не на оказание услуг людям, не на проживание людей, а на содержание больших хозяйственных построек и на содержание административного аппарата.

В связи с этим у нас встает вопрос-требование: чтобы деньги тратились не на строительство, а на повышение количества получаемых ими услуг, на реализацию концепции улучшения системы жизнеустройства людей с физическими особенностями, которая уже представлена сообществом некоммерческих организаций в Минтруд и направлена на развитие в городах амбулаторной сети услуг, услуг по сопровождаемому проживанию, надомных услуг и разукрупнение старых психоневрологических интернатов.
Выступление Екатерины СПЧ 2019





Вернуться в новости