Будьте с нами!


От первого лица: рассказывает наш волонтер Анастасия

12 Мая 2017

12032017 (1).JPG

Анастасии Шаболтас 27 лет, за спиной у нее филфак СПбГУ, опыт работы в туризме и переводчиком шведского языка. Летом 2016-го года Настя пришла в «Перспективы», чтобы стать волонтером и пройти Добровольный социальный год в психоневрологическом интернате. О том, как научиться выражать свои эмоции, о ненавязчивом присутствии и волонтерах-пришельцах – читайте в нашем интервью.

Что подтолкнуло тебя стать волонтером в Перспективах?

Вообще я всегда увлекалась иностранными языками, гуманитарной сферой, но в какой-то момент меня заинтересовала благотворительность. Я стала читать в интернете про благотворительные организации, участвовала в небольших волонтерских проектах и в итоге решила, что хочу по-настоящему погрузиться в волонтерство. Тут мне и попалась информация о «Перспективах» и о социальном годе. Я очень долго думала, собиралась, а потом узнала, что одновременно две мои близкие знакомые прошли волонтерский год, начали работать в «Перспективах» и писали об этом в интернете, вели живой дневник. Меня это вдохновило, я подумала, почему бы и мне не попробовать.

И как твои друзья и родные отреагировали на твое решение пройти Добровольный социальный год?

Сложная была реакция, мои друзья с трудом это понимали. Вопросов «Зачем тебе это надо?» было немало. Мама сначала очень переживала: «Куда ты идешь?  Что собираешься делать?». Сейчас уже все приняли мое решение, но это произошло не сразу. Решение о волонтерстве – это такое решение, которое очень трудно объяснить другому человеку, объяснить, почему ты это делаешь. Это что-то очень личное, что-то изнутри.

Было ли страшно в начале года?

Было очень страшно. Потому что не думала, что решусь на что-то подобное. Раньше я все время работала как переводчик с текстами, а тут нужно было взаимодействовать с людьми, плюс с людьми такими необычными. Думала, что не справлюсь, но все обошлось.

Изначально у меня была немного идеальная картинка волонтерства. Мне казалось, я буду заниматься с ребятами какими-то вещами вроде рисования, но в реальности задач оказалось гораздо больше. Мы не только организуем свободное время ребят, а ещё помогаем им умыться, одеться и так далее. Несмотря на то что я читала про это, всё равно мало представляла, что будет в реальности.Конечно, решиться на социальный год – это большой шаг, так как это вообще огромный какой-то срок, когда ты бросаешься в неизвестность.

Расскажи немного о том, как проходят твои волонтерские будни?

В первой половине дня - это обычно помощь подопечным с завтраком. Кто-то из моих девочек ест самостоятельно, кому-то я помогаю. Потом мы идем умываться, в свободное время до обеда мы читаем, играем или гуляем. Иногда ребята меньше заняты, тогда я с ними занимаюсь, а бывает у них свои какие-то занятия, и я их туда сопровождаю, в арт-студию или в керамическую мастерскую. Там они делают что-то самостоятельно или вместе со мной.

12032017 (2).JPGСо всеми ли ты нашла общий язык? С волонтерами, персоналом, подопечными?

С волонтерами у нас очень хорошие отношения. Особенно вначале мы много обсуждали наше волонтерство, даже после трудового дня. И вообще делились всем, поддерживали друг друга. Сейчас, может, мы и меньше разговариваем, но все равно помогаем друг другу.  Вообще волонтеры очень разные, этот опыт, конечно, трудный для всех, но волонтеры – это, видимо, какие-то пришельцы (смеется).

С персоналом (санитарки, медсестры, работающие в психоневрологическом интернате – Прим.) у меня неплохие отношения. Но все люди разные, кто-то меньше идет на контакт, кто-то больше. Некоторые задают вопросы или советуются, с ними всегда приятно взаимодействовать, потому что есть обратная связь.

С подопечными все немного сложнее: более самостоятельные иногда воспринимают волонтера как человека, который вторгся в их жизнь. Иногда бывают трудности, но я могу сказать, что пока мы их решаем.

И как ты нашла подход к тем, кто принимает волонтеров в штыки?

Я терпеливо старалась присутствовать в их жизни, не заставляя их что-то делать. Здесь есть очень тонкая грань, когда ты, допустим, хочешь взять кого-то на занятия, но человек не хочет. Ты понимаешь, что это взрослый человек и он сам решает, что делать. Но можно немножко с ним поговорить, потом спросить: «Может, ты все-таки хочешь пойти?», - и иногда человек соглашается. Это такое ненавязчивое присутствие в их жизни. Когда я вижу, что у кого-то плохое настроение, то стараюсь к нему не подходить, понимаю, что человеку нужно побыть одному. Но тем не менее не могу сказать, что нашла ко всем идеальный подход, я продолжаю его искать.

Какие у тебя были интересные истории за время волонтерства?

В начале волонтерского года нас учили, как перемещать ребят в инвалидных колясках. Мы тренировались на заднем дворе интерната, где по очереди садились в коляску и друг друга поднимали на поребрики и видели, какая там недоступная среда. В какой-то момент один из волонтеров, поднимая коляску на огромный поребрик, просто ее сломал, причем очень так сильно, колесо там вообще отвалилось. И это был наглядный пример того, насколько среда не доступна. Я помню, что на меня это как на новичка произвело очень большое впечатление.

Какие твои личные качества и умения помогают тебе?

Мне помогало мое любопытство, интерес ко всему новому. Мне кажется, что это было самое важное, потому что терпения и спокойствия у меня не было вначале.

Как тебя поменял волонтерский год?

Мне кажется, я очень изменилась. Раньше я не могла общаться с большим количеством людей, а сейчас мой день состоит из постоянного контакта с людьми. Это мне стало гораздо легче даваться. Еще я, конечно, стала меньше переживать. То, что раньше казалось очень важным, сейчас таковым не кажется. Будучи волонтером, ты сталкиваешься со сложными ситуациями, когда нужно быстро принимать решение, и ты понимаешь, что многое, из-за чего ты раньше волновался, не так уж и важно.

Если с одной стороны я стала в чем-то более спокойной, то с другой стороны, наоборот, более эмоциональной. Раньше было такое ощущение, что много эмоций я сдерживала в себе, сейчас я чаще их выражаю, чаще смеюсь, когда мне весело, чаще плачу, когда грустно. Ребята, с которыми я работаю, они дают такую мощную отдачу, разные эмоции, как положительные, так и негативны. Периодически они накапливаются внутри тебя, и их нужно выпускать. Иногда я себя не узнаю, поскольку много лет считала себя человеком не эмоциональным, а оказалось, что все-таки наоборот, и волонтерство помогло мне это понять.     

Кто больше всего повлиял на тебя во время волонтерства в «Перспективах»?

Не могу сказать, что кто-то повлиял на меня в большей степени, где-то 50/50, это и другие волонтеры, и подопечные. Когда смотришь, что делают твои коллеги, кажется, что они такие крутые, такие сильные, это очень вдохновляет. Подопечные же очень непосредственно на все реагируют, у них такие реакции часто, как у ребенка, очень настоящие, и они многому учат тебя. Например, как можно радоваться очень маленьким вещам.

Чем ты займешься, когда твой волонтерский год закончится?

Думаю, что продолжу заниматься своей специальностью - переводами, иностранными языками и т.д. Буду заниматься и благотворительностью, но уже не смогу посвящать этому столько времени. К тому же «Перспективы» становятся мне все роднее и роднее, и не хочется отпускать их от себя далеко.

А ты не хочешь попробовать продолжать заниматься волонтерством, только за границей?

Вообще были такие мысли, но у меня такое чувство, что здесь я нужнее, чем за границей. В России в социальной сфере проблем больше, и если у меня есть какие-то силы и желание, то я лучше приложу их здесь. За границу я могу поехать поучиться или еще что-то, но вот именно в социальную сферу я бы все-таки вкладывалась здесь.

Что бы ты посоветовала людям, которые хотят стать волонтером, но не решаются?

Перед тем как решиться на волонтерский год, я бы все-таки больше изучила этот вопрос, почитала бы про организацию, какие-то истории, потому что важно сразу для себя понять, готов ты к этому или нет. Все-таки сфера эта специфическая, и в обычной жизни мы с ней почти не сталкиваемся. Я бы посоветовала не идти на такую деятельность с какой-то нацеленностью на результат или с перфекционизмом, потому что все, что волонтеры делают – это прежде всего процесс, а не результат, то есть нужно идти туда, зная, что ты будешь общаться с людьми, присутствовать в их жизни, а не всегда достигать поставленных целей. Так будет легче вливаться во все, а если все-таки будут достигнуты какие-то цели, то это вообще будет круто.

 

Текст – Ольга Буркова

 


Вернуться в новости