Будьте с нами!


5 вещей, которые доступны вам, и недоступны жителям ПНИ





5 вещей, которые доступны вам, и недоступны жителям ПНИ 17.02.2019 Православный портал о благотворительности МИЛОСЕРДИЕ.РУ опубликовал материал, посвященный тому, что изменится в жизни людей в ПНИ, если примут закон о распределенной опеке.

Главное в законопроекте
– Лишенный дееспособности человек сможет иметь несколько опекунов (или попечителей). Помимо интерната, его опекуном сможет быть как человек, так и организация. Например, кто-то из родителей, помогающая людям с психическими расстройствами НКО и т.п. Их функции могут различаться: кто-то отвечает за образование, кто-то за медицинскую помощь подопечному и т.д. При этом составляется документ, регламентирующий сферу ответственности каждого опекуна.
– Среди оснований для выписки из ПНИ должно быть заключение независимой комиссии, а не комиссии самого интерната. В нее должны входить не только медики, но и представители органов социальной защиты, специалисты по реабилитации и социальной адаптации лиц, страдающих психическими расстройствами, представители НКО.
– Гражданин сможет заранее написать заявление в органы опеки и попечительства и указать, кого он хотел бы видеть в роли своего опекуна (или попечителя), если вдруг это понадобится. То же самое смогут сделать родители совершеннолетнего недееспособного гражданина – заранее подать заявление о предполагаемых опекунах или попечителях, если они сами не смогут выполнять такие обязанности. (Опекун назначается недееспособным гражданам, попечитель – людям с ограниченной дееспособностью).
– В медицинских и социальных учреждениях, оказывающих помощь людям с психическими расстройствами, должна создаваться служба защиты прав пациентов.
– Персонал медицинских организаций, где лечатся люди с психическими расстройствами, сможет ограничивать права пациентов только мотивированно и временно.

По своему желанию гостить у отца

Родители людей с ментальными нарушениями стареют и бывают вынуждены отдать взрослого сына или дочь в ПНИ, когда состояние здоровья уже не позволяет им постоянно заботиться о выросшем ребенке. Но они вовсе не собираются отказываться от него.

Однако в некоторых интернатах человеку разрешают проводить со своими родителями не более двух недель в году. Сотрудники учреждения имеют на это право, потому что с момента приема человека в ПНИ интернат становится его единственным опекуном.

Константину, который несколько лет живет в ПНИ, вообще запретили выезжать из интерната с отцом. 

«Молодой красивый парень, любит спорт, рисование, мечтает о многих простых человеческих радостях. Ездил с отцом, Анатолием Николаевичем, на концерты, в музей, в иконописную мастерскую», – рассказала юрист Центра лечебной педагогики Елена Митюшкина.

Лечащий врач в ПНИ не нашла общий язык с отцом пациента. Ее раздражает настойчивый интерес Анатолия Николаевича ко всему, что касается жизни сына. «И вот недавнее событие – после возвращения Константина из дома, где он провел выходные, что-то не понравилось врачу, и она тут же заявила, что больше домой она его с папой не отпустит», – сказала Елена Митюшкина.

Если бы отец Константина был его опекуном, то сам мог бы решать, когда отвести сына в храм, когда свозить на природу, а когда на экскурсию.

Лечиться в санатории

Двадцатитрехлетний парень с ДЦП с помощью благотворительной организации «Перспективы» получил бесплатно путевку на санаторно-курортное лечение. Но поехать не смог.

Без сопровождающего, которым сейчас может быть только сотрудник интерната, молодого человека в санаторий не отпустили. А освободить сотрудника, занятого обслуживанием более 30 человек в отделении, и отправить его в командировку для сопровождения одного человека, ПНИ не в состоянии.

«Это то, что происходит каждый день, – подчеркнула президент благотворительной организации “Перспективы” Мария Островская. – Каждый день директор того или иного интерната нам говорит: я вам дам сопровождающего, просто напишите заявление. Потом мы приходим в отделение, а там заведующий говорит: а откуда я возьму лишнего сотрудника, все заняты».

Между тем волонтеры НКО и сами могли бы организовать сопровождение инвалида с ДЦП в санаторий, они имеют достаточно знаний и навыков для этого.

Они берут людей с инвалидностью в самые разные поездки: в театры, в музеи, в летний палаточный лагерь. Но участвуют в этих мероприятиях, как правило, дееспособные люди, или те, кто живет в семьях, те, кому не нужен сопровождающий от ПНИ.

Если бы волонтерская организация тоже имела опекунские полномочия, она могла бы брать в такие поездки подопечных интерната и без сопровождения. «Волонтерская организация, если она везет куда-то человека, полностью отвечала бы за его жизнь и здоровье. Мы к этому готовы», – сказала Мария Островская.

Художнику посетить собственную выставку

Василий (имя изменено) – художник, ему 32 года, недееспособный. Он не мог посетить свою персональную выставку, потому что у интерната не было возможности выделить ему сопровождающего.

«Пришлось переносить выставку. В конце концов, мы дождались, чтобы Василию выделили сопровождающего, но было много проблем», – рассказала Мария Островская.

Сотрудникам организации роль сопровождающих не доверили, несмотря на то что «Перспективы» работают с этим ПНИ уже 20 лет и хорошо знают особенности Василия, отметила она.

Недееспособный человек имеет право учиться и работать, может заключать трудовые соглашения, хотя и не может принимать финансовые решения. «В Петербурге есть такие мастерские для людей с особенностями развития, они называются “Простые вещи”. Но недееспособные люди могут ездить туда только с сопровождением, – рассказала Мария Островская. – Мы могли бы сами сопровождать клиентов ПНИ, но для этого мы должны получать согласие опекуна».

«Статус опекуна – это не только права, но и юридическая ответственность за подопечного. Именно эта ответственность сейчас и пугает интернаты, из-за чего они стараются не выпускать за территорию своих подопечных даже с родителями», – объяснила Елена Митюшкина.

Если бы гражданин, живущий в ПНИ, покидал территорию учреждения с другим опекуном, ответственность с директора снималась бы.

Выписаться из интерната и жить в своей квартире

«Саша Медведев уже три года бьется за право выйти из интерната. Он очень самостоятельный, ездит на своей коляске по всему городу, у него много друзей. И он сирота, которому положена квартира от государства.

Но для того, чтобы он мог получить квартиру, ему нужно быть выписанным из интерната. А чтобы быть выписанным из интерната, ему нужно заключение комиссии, что он может жить самостоятельно», – рассказала Мария Островская.

Выдать заключение может только комиссия того самого интерната, где живет человек с инвалидностью. При этом понятие самостоятельность не определено законодательно. Обычно комиссии ПНИ трактуют его как полную самостоятельность, когда клиенту вообще никакая помощь не нужна.

Медико-социальная экспертиза дала Саше Медведеву заключение, что он может жить в квартире при регулярной помощи социальных служб. Но интернат такой документ отказывался выдавать, и молодой человек вынужден был долгие годы оставаться в учреждении.

Между тем в законопроекте о распределенной опеке предусмотрены механизмы выписки из ПНИ по решению независимой комиссии, в состав которой входят как медики, так и социальные работники.

Если процедура выписки станет проще, интернаты должны будут конкурировать между собой, повышая качество предоставляемых услуг, отметила Мария Островская.

Купить лекарства и колбасу

Один подопечный ПНИ очень хотел заказать колбасу на свои деньги, но интернат ему это не позволил.

«В интернате решили не приобретать заказы для подопечных со скоропортящимися продуктами: а вдруг человек положит колбасу под кровать, она протухнет, и он отравится, – объяснила Елена Митюшкина.

– В некоторых интернатах недееспособные люди заказывают те продукты, которые хотят.

А есть интернаты, где всем покупают одно и то же: печенье, чай и тому подобное. Внешний опекун мог бы контролировать такие ситуации, следить, чтобы к пожеланиям подопечных прислушивались».

Бывают ситуации, когда подопечным не выдают лекарства: не потому, что есть противопоказания, а потому что в ПНИ эти препараты отсутствуют. А сопроводить человека в аптеку, чтобы он купил необходимые ему таблетки, некому. Внешний опекун мог бы решать и такие задачи, отметили в ЦЛП.

Справка
Законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях повышения гарантий реализации прав и свобод недееспособных и не полностью дееспособных граждан» был принят Госдумой в первом чтении летом 2016 года. Правительство и Совет Федерации дали на него положительное заключение.Однако второе чтение документа постоянно откладывается. Тамара Плетнева, глава комитета государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей, где сейчас находится законопроект, сообщила «Ъ», что законопроект был рассмотрен 5 февраля в рабочей группе.
«Отложили бессрочно. Он абсолютно несовершенный. Там уже 200 поправок, и еще будет, наверное, столько же», – сказала она.
«В свою очередь, Елена Заблоцкис сообщила “Ъ”, что законопроект практически полностью одобрен федеральными органами исполнительной власти, а разногласия на данный момент есть вокруг единственного пункта об ответственности опекуна», – пишет издание.


Вернуться в новости