Будьте с нами!


Добровольцы, шаг на месте!





06.02.2008 На днях была принята концепция программы "Развитие добровольчества в Санкт-Петербурге" до 2010 года.
Значит, это кому-то нужно
"В России, конечно, слышали о волонтерстве, но пока еще надо заниматься серьезной разъяснительной работой на тему: что такое на самом деле волонтерская работа, - считает Маргарита фон дер Борх, президент немецко-российской благотворительной общественной организации "Перспективы". - В России сразу спрашивают: зачем тебе это нужно?"
Волонтеры со всей Европы - немцы, поляки - уже не первый год работают в нашей северной столице. Занимаются самыми сложными инвалидами: детьми и взрослыми, обитателями психоневрологических интернатов N 3 и N 4. В проекте помощи БОО "Перспектива" около сотни сотрудников, которые оказывают постоянную помощь 150 детям из ПНИ N 4, работают почти с сотней разновозрастных жителей ПНИ N 3 и поддерживают 45 семей, где есть инвалиды. На прошлой неделе Комитет по труду и социальной защите городской администрации организовал для журналистов пресс-тур в ПНИ N 3, чтобы познакомить с методами и результатами волонтерской помощи.
Команда волонтеров, помогающая жителям ПНИ, небольшая, поэтому работают они только в двух отделениях: третьем и десятом. Вместе с молодыми помощниками инвалиды рисуют, занимаются лечебной гимнастикой, играют в театральной студии: летом жители ПНИ N 3 ездили со своим спектаклем "Гамлет" в Германию, о чем с восторгом рассказывали журналистам. А в художественных мастерских под руководством воспитателей и волонтеров выполняют и достаточно сложные в техническом отношении вещи: искусную вышивку, аппликации. Волонтеры, где вы?
Среди волонтеров не только специалисты - педагоги, психологи, массажисты, - но и студенты, которые в будущем совсем не обязательно станут социальными работниками. Ведь опыт волонтерства, помощи самым незащищенным людям не только повышает самооценку, например, будущему топ-менеджеру какой-нибудь крупной компании, но и просто раздвигает рамки мира и пробуждает милосердие. "Россияне, конечно, милосердны, но они не доверяют государству, не верят, что оно отнесется к ним самим милосердно, - говорит Маргарита фон дер Борх. - В Германии, если человек работал год-другой волонтером, - это большой плюс к его резюме, такого человека охотнее возьмут на любую работу".
По словам председателя Комитета по труду и социальной защите Александра Ржаненкова, в Петербурге около 700 некоммерческих организаций, оказывающих населению необходимые услуги. Они обслуживают инвалидов и стариков, занимаются с больными детьми, поддерживают многодетные семьи.
"Наверно, после принятия концепции волонтерства, многие одинокие, особенно пожилые люди, ожидают, что тотчас в их дома придут добровольные помощники, - говорит Александр Ржаненков. - К сожалению, это не так. Пока волонтерское движение в Петербурге развито не широко, хотя потребность в добровольных помощниках огромная. А изменение ситуации зависит не только от махины государства, но и от граждан - очередей из волонтеров пока не видно. Мы постараемся как можно шире информировать население о том; где и как они могут приложить свои силы".
Не питаем иллюзий
Причин нехватки добровольцев, как считают сами организаторы волонтерской помощи, несколько: отсутствие правовой базы и поддержки государства.
- Однажды от государства мы получили огромные деньги - 60 тысяч рублей! - смеется Мария Островская, директор БОО "Перспективы". - Но наши бывшие волонтеры никуда от нас не уходят. Даже если работают в других сферах, не забывают, поддерживают, это и есть наш золотой запас. Новые программы и документы, которые придают волонтерскому движению четкий законодательный статус, декларируют вроде бы благие цели - помочь и поддержать добровольческое движение. Конечно, во всем мире есть контроль над деятельностью благотворительных организаций и волонтерских объединений, - говорит Мария Островская. - И мы понимаем, что нормотворчество в этой сфере нужно. Но очень боимся, что государство просто скует гражданскую инициативу по рукам и ногам? Когда контроль становится предписывающим, работать становится невозможно.
Наталья Шкуренок

Вернуться в новости